В ожидании ареста. Александра Вагнер – о судьбе Путина

17 марта президент Международного уголовного суда в Гааге Петр Хофманьский сделал заявление, которое можно назвать поворотным. Причем, полагаю, не только в истории наказания военных преступлений, но и в истории вообще. Среди лиц, подлежащих аресту, впервые оказался президент страны, обладающей ядерным оружием. Для того чтобы такое вообще могло произойти, нужны были значительные основания. Статья, по которой подозревают Владимира Путина и уполномоченную по правам ребенка в России Марию Львову-Белову, позволяет не только осудить развязанную Путиным и его окружением войну, которая преступна сама по себе, но и показать, к какому изощренному горю война может привести.

Похищение украинских детей можно уже назвать массовым. В документах МУС собраны доказательства “нескольких сотен случаев”, как пояснил президент Международного уголовного суда, вывоза детей с оккупированных территорий Украины в Россию. Подробности не разглашаются из-за конфиденциальности, речь идет о несовершеннолетних, но несколько десятков трагических историй, когда детей разлучали со своими родителями, всё же были обнародованы. История 16-летнего мальчика, сына главы Запорожского района, которого на блокпосту вытащили из машины, а потом удерживали в плену три месяца без возможности увидеть мать, рассказана и корреспондентами Радио Свобода. “Первые 48 дней я провел в следственном изоляторе, в тюрьме. Уже после 48 дней, где-то 26 мая, меня вывезли в Мелитополь в гостиницу”, – рассказывал в июле прошлого года о плене Влад Буряк, после того как вернулся домой.

Очевидно, что на переговоры с ним уже никто не рассчитывает

Недавнее возвращение 8-летней девочки и 16-летнего мальчика из России в Украину к родителям – ещё одно публичное доказательство происходившего после оккупации армией Путина части территории соседней страны. Дело в том, что российские военные вывозили не только детей-сирот под видом эвакуации в Россию, они забирали и детей, у которых погибли родители, не удосужившись найти их ближайших родственников – так, видимо, и стало возможным незаконное “усыновление” самой Львовой-Беловой ребенка из Мариуполя.

Я не просто так пишу слово “усыновление” в данном случае в кавычках, потому что даже в России появление украинских детей без родителей было незаконным, по меньшей мере до того момента, пока Путин не подписал в мае 2022 года указ об упрощенном предоставлении гражданства РФ детям, вывезенным из Украины. Таким образом стало достаточно заявления, поданного заведением, в котором оказался украинский ребенок. Раньше необходима была сложная процедура определения правового статуса ребенка, оказавшегося в России без документов. Львова-Белова была одной из тех, кто всюду рекламировал принятие упрощенной процедуры усыновления.

Российские военные отбирали детей в том числе у тех, кто не прошел процесс фильтрации при попытке выехать с оккупированных Россией территорий: родителей забирали в плен, а их детей вывозили за пределы страны. Уполномоченный Верховной рады Украины по правам человека Дмитрий Лубинец обнародовал 23 марта такой случай: мать девочки и мальчика попала в плен, поэтому её дети оказались в России.

Украина зафиксировала более 16 тысяч похищений украинских детей. Среди них в том числе несовершеннолетние, вывезенные в Россию обманом: якобы на оздоровление, которое закончилось тем, что ребенка лишили возможности вернуться домой, например, на освобожденную украинской армией территорию. А родители в это время из-за боевых действий не могли забрать своих детей.

В документах ООН и Совета Европы фигурируют 6 тысяч эпизодов, верифицированных международными партнерами Украины, но реальное количество пострадавших украинских детей существенно выше. В прошлом году российские власти обнародовали информацию о том, что вывезли в Россию 150 тысяч детей, которые якобы нуждаются в усыновлении. Всего же, по данным Минобороны России, с оккупированных украинских территорий “эвакуировали” около 200 тысяч несовершеннолетних.

Владимир Путин стал третьим в мире действующим главой государства, в отношении которого был выдан ордер на арест МУС. Два других – это ливийский лидер Муаммар Каддафи и президент Судана Омар аль-Башир. Ни один из них не предстал перед судом в Нидерландах. Каддафи был обвинён в совершении военных преступлений против мирного населения во время гражданской войны в Ливии в 2011 году, но через четыре месяца после выдачи ордера на арест ливийского лидера убили. Президент Судана Омар аль-Башир перед судом в Гааге также не предстал, хотя в настоящий момент находится в суданской тюрьме. Ему сейчас 79 лет, и он ждет суда внутри страны, так как после переворота в 2019 году, в результате которого Омара аль-Башира отстранили от должности, суданские власти решили, что суд над бывшим диктатором должен сначала состояться в Судане.

Судан, как и Россия, не является членом МУС. При этом Римский статут ратифицировали 123 страны мира, хотя подписали 137. Аль-Башир посещал с визитами в основном те страны, которые не являются государствами-участниками МУС, однако бывал он и там, где Римский статут был одобрен. Например, летал в Кению и Нигерию, но там отказались выполнять обязательства по международному ордеру на арест. В 2015 году Аль-Башир приехал в ЮАР на саммит Африканского союза. Местный суд тогда рассмотрел ордер на арест МУС и запретил суданскому лидеру покидать страну до тех пор, пока не будет вынесено окончательное решение о выдаче. На второе заседание суда аль-Башир не явился. Оказалось, что он улетел домой, и никто его при этом не остановил.

Это не означает, что то же самое произойдет и в случае Путина. Аль-Башир, ордер на арест которого подписан в 2009-м, жил под страхом много лет. Он опасался, что его самолет перехватят, например, в Европе, поэтому каждый раз его в поездках сопровождали суданские истребители. Несмотря на то,что Венгрия заявила, будто Путина не арестует, если он прилетит в Будапешт, это скорее популистский реверанс, чем реальность: если самолёт Путина появится в воздушном пространстве над Европейским союзом, его перехватят истребители вооруженных сил других стран ЕС или НАТО.

Но ордер на арест МУС важен даже не тем, что Путин не сможет приехать лично во многие страны мира. Очевидно, что на переговоры с ним уже никто не рассчитывает. Да и можно ли после такого количества горя, с которым жители Украины сталкиваются ежедневно на протяжении года войны, сесть за стол переговоров с человеком, лишенным сострадания?

Александра Вагнер – журналист Радио Свобода

Высказанные в рубрике “Блоги” мнения могут не отражать точку зрения редакции

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: